Дом Наркомфина
Дом Наркомфина, проект. Из книги М.Я. Гинзбурга «Жилище». М., 1934. С. 81
Дом Наркомфина - один из примеров архитектуры жилого типа, отражающий полную перестройку социально-бытовых условий населения, в эпоху СССР.

Дом был построен в 1928-1930 годах архитекторами М.Я. Гинзбургом, И.Ф. Милинисом и инженером С.Л. Прохоровым.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ
Страна претерпевала изменения и нуждалась в новом типе жилья.
За основу был взят прототип доходного дома, но усовершенствован для того времени. "Чтобы достигнуть хотя бы экономического равновесия, нужно было заняться урезыванием и уплотнением обслуживающих площадей. Пришлось отказаться от второй лестницы, от комнаты для домашней работницы; но это оказалось недостаточным. Пришлось свести к абсолютному минимуму все переходы и коридоры, которые служат лишь путями связи. Явилась необходимость в детальном изучении передней, ванны, кухни". Чтобы получить приемлемую квадратуру для комфортного проживания человека, архитекторы расположили комнаты на разных высотах и разделили на спальные и жилые зоны. Где спальные зоны имеют высоту в 2,30 м., а жилые достигают 5 м.
Дом горизонтально разделён на ячейки. Ячейки типа К (с большей квадратурой), занимают первые два этажа и предназначены для семей с детьми, традиционным, старым укладом жизни. И ячейки типа F (с меньшей квадратурой) занимающих три верхних этажа, для одного человека или для семейных пар без детей.
Кухонный элемент
«Соответственно этому предполагалась, что «нижняя» половина будет медленнее отходить от индивидуального домашнего хозяйства, поэтому в квартирах типа К имеется небольшая кухня (4 кв.м.), позволяющая в случае нужды индивидуально приготовлять пищу, но по существу уже носящая запасной характер.

"Верхняя" половина типа F, с небольшой площадью, пришлось кухню как самостоятельную комнату заменить кухонной нишей, дающей возможность при минимальной площади (1,4 кВ.м) заниматься с достаточными удобствами домашним хозяйством. Во время работы штора, отделяющая такой кухонный элемент от остальной комнаты, может быть поднята, и вся прилегающая часть комнаты становится кухней. По окончании работы задвинутая штора, скрывающая все необходимое кухонное оборудование, включающего и мусоропровод и вытяжную вентиляцию, освобождает комнату от других бытовых процессов. Из этих же соображений пришлось в небольших квартирах заменить ванную душем» - пишет М.Я. Гинзбург в своей книге "Жилище".


Кухня Наркомфин
Коммунальный блок Наркомфина
Коммунальный блок справа. Источник: проект реставрации и приспособления объекта культурного наследия «Здание дома-коммуны Наркомфина» (2015–2017) © Гинзбург Архитектс
Отмечу, в ту эпоху люди мылись в общественных банях, наличие ванной были привилегией буржуазии. А душевые и вовсе были новшеством для народа.

В доме все социальные формы жизни (питание, стирка белья, уборка помещений, досуг) были вынесены в общественные общие зоны. Для этого был предусмотрен коммунальный корпус, соединённый тёплым переходом с жилым корпусом.

«В коммунальном корпусе должны были быть размещены: спортзал, кухня, столовая с помещением для отдыха и летняя столовая на крыше; затем отдельно стоящий детский дом и самостоятельный служебный двор (механическая прачечная, сушилка и прочие служебные помещения).

Однако полностью этого осуществить не удалось. Хотя коммунальный корпус и был выполнен по проекту, функции его частично изменились. Несмотря на то, что кухня получила полную загрузку и обслуживает подавляющее большинство живущих в доме, столовая как самостоятельное помещение не функционирует; большинство жильцов берет обеды к себе в квартиру. Вся свободная площадь коммунального корпуса занята детским садом. Механическая прачечная выстроена, оборудована и функционирует.»
«К жилому корпусу примыкал детский сад. Мы ходили туда по переходу на втором этаже, не выходя из дома на улицу. В центре детского сада была большая комната – зал, где стены были высотой в четыре этажа – до крыши, а одна стена (северная) была полностью стеклянная, по западной шла извилистая эстакада с перилами. Там дети ели, спали, а гуляли на плоской крыше, с которой были видны окрестные дворы и небо. Она была огорожена сеткой, чтоб мы не упали. В плохую погоду все дети находились в большом зале на первом этаже, играли, пели, слушали музыку, смотрели спектакли».⠀

Из воспоминаний Екатерины Милютиной.
"Таким образом некоторые элементы реконструкции социально-бытового уклада удалос внести в структуру этого дома. Соответственно этому и ставилась задача отобразить это структурное изменение в архитектурной концепции целого. Прежде всего необходимо было найти четкое выражение для двух характерных и совершенно отличных между собой частей: собственно жилой и коммунальной.

Собственно жилой корпус - лента жилых ячеек - получил естественное архитектурное выражение в виде длинного однообразного объема с ритмически повторяемыми элемента.

Обобществленный корпус - в противоположность жилому - решен как замкнутый архитектурный объем с одной стороны сплошь застекленный. только вследствие дороговизны пришлось отказаться от усройства целиком съемной или сдвижной стеклянной стены.

Внутреннее пространство коммунального корпуса решалось по принципу не строго изолированных помещений, а одного большого пространственного объема, расчлененного по площади и высоте на отдельные части."
Планировка дома Наркомфина в разрезе
Планировка дома Наркомфина в разрезе
Интересна планировка дома. Дом в 5 этажей, с пристроем (пенхаусом на крыше), имеет всего один подъезд и два коридора (артерии), которые позволяют осуществить вход в квартиры. Нижний коридор осуществляет доступ к ячейкам типа К, а верхняя, осуществляет доступ к ячейкам типа F (F и 2-F), при чем двери у этих квартир расположены рядом и окрашены в разные цвета (чёрный и белый) для ориентации. Одна из дверей ведёт вверх, а вторая вниз.
Внутренний вид коридора квартир - тип F
3 d эскиз коридора после реконструкции
"Необходимо отметить, что ячейки, расположенные вниз от коридора, отличаются от ячеек, расположенных вверх. В то время как нижние ячейки имеющие общий уровень пола спальной и жилой части более удобны и рациональны по использованию площади, верхние – с приподнятым полом спальной части – пространственно просторнее и богаче.

Тип 2-F представляет собой пространственное решение, аналогичное типу F при котором одна жилая ячейка занимает объем двух горизонтально сдвоенных F. При этом решении получаются две жилые комнаты выстой 3,60 м; передняя, ванная, уборная, кухня и столовая имеют высоту 2,30 м, давая общий коэффициент отношения кубатуры к жилой площади менее 5. В социально-бытовом отношении тип 2-F представляют собой обычную квартиру с более рациональным распределением высот, а потому и с более интересным пространственным решением. Среди большинства потребителей жилья этот тип пользовался наибольшим спросом. В доме НКФ этот тип размещен в обоих концах жилого корпуса, по обе стороны лестниц, со входом непосредственно с лестничной клетки. Таким образом тип 2-F в отличие от типа F может быть использован и при обычной системе жилищного строительства с лестничными клетками.


Нижнюю горизонтальную ленту дома занимает тип К – двухярусная квартира с высотой каждого яруса в 2,30 м и с одной большой комнатой, высота которой 5 м.

В нижнем ярусе насквозь проходит горизонтальный коридор, в котором находятся входы в квартиру. Внизу же размещены: передняя, кухня и общая жилая двухярусная комната. Из передней внутренняя лестница приводит в две спальные комнаты и ванную с уборной.

Положительной стороной этого является рациональная дифференциация высот и пространственный простор общего архитектурного решения, достигнутая без ухудшения кубатурных коэффициентов.

Сниженную высоту спальных помещений в общем можно считать вполне приемлемой при наличии смежного пространственного резервуара (большой жилой комнаты).

Отрицательной стороной решения является при общем и почти едином пространстве квартиры недостаточная изолированность отдельных помещений. Таким образом это решение пригодно для небольшой семьи, в противном случае потребуются раздвижные стенки или портьеры, которые позволили бы в случае необходимость создать нужную звуковую изоляцию отдельных помещений.

В самой верхней части дома на уровне плоской крыши сделано несколько индивидуальных комнат типа общежития. Часть из них на одного человека (9 кв.м.) и часть (15 кв.м.) на двух человек. Высота комнат 2,60 м. Между каждой парой комнат расположена душевая и умывальная комната по принципу международных вагонов.

Принятые здесь для опыта габариты как площадей, так и высоты можно признать удовлетворительными".
Наркомфин
"При проектировании и постройке опытного дома НКФ основной задачей было создание высоких санитарно-гигиенических качеств жилья. Широкие, освещенные прямым светом коридоры и лестничные клетки, сквозное проветривание и двухсторонняя освещаемость всех без исключения квартир, светлые ванные комнаты, пространственная насыщенность помещений – всего этого оказалось возможным добиться не только не нарушая обычных кубатурных коэффициентов, но и превосходя их.

Для того, чтобы дать всем квартирам возможность пользоваться террасами на уровне первого коридора, соединяющего квартиры типа К, имеется идущая параллельно коридору крытая терраса, обслуживающая жильцов этих квартир. Для живущих по верхнему коридору типа F тем же целям служит плоская двухъярусная крыша с солярием и цветниками. Вес дом расположен в парке. Для того чтобы е разрезать домом территории парка и сохранить удобную связь между отдельными частями последней и для того, чтобы не заселять первый этаж, наименее пригодных для жилья, почти весь корпус приподнят на отдельных столбах на высоту 2,50 м.

Мы знаем, хотя бы по размерам дореволюционной квартирной платы, что квартиры первого этажа расценивались дешевле других из-за доступности помещения взорам проходящих.

В нашем случае опыт подтвердил жизненную правильность стремления приподнять жилые помещения над землей. Жильцы единственной квартиры, расположенной в первом этаже дома НКФ, принуждены жить с постоянно спущенными шторами.

С другой стороны, каркасная система, примененная в доме НКФ, сделала вполне возможной и рентабельной замену цоколя террасой под домом.

Кроме того, возможность оторвать здание от земли, возможность приподнять его и поднести восприятию человека пространственно чистым и ясным – представлялась заманчивой и по композиционным соображениям.

Каркасная система конструкции дома НКФ и наружная стена, трактованная как термоизоляционный щит, позволили нам запроектировать здесь непрерывную ленту горизонтального окна между опорами каркаса. Плоская крыша использована как терраса и сад".
Терраса в доме Наркомфина до реставрации
ЭКСПЕРИМЕНТЫ С ПРОТРАНСТВОМ, СВЕТОМ и ЦВЕТОМ

ПРОСТРАНСТВО

«В жилом корпусе имеется сочетание высот 2,30 и 3,60 м (тип F), 2,30 и 5,00 м (тип K); 2,40 и 5,00 м (тип К); 2,30 и 4,90 м (коммунальный корпус) и 2,60; 2,30 и 5,10 м (коммунальный корпус).
Когда более низкий объем входит непосредственно в более высокий, высота 2,30 м оказывается вполне достаточной.
Чем более открыт меньший объем по отношению к большему, тем меньше может быть его высота.
Более точное определение минимальных высот вытекает из протяженности меньшего объема. Когда человек в меньшем объеме и смотрит в сторону большего, его не беспокоит высота находящегося над ним потолка, так что при минимальных размерах меньшего объема (небольшая площадка, балкон и т.п.) его высота могла бы быть снижена и до 2,10 м. Но, если протяженность меньшего объема такова, что в угол зрения человека входит значительная часть потолка, высота должна быть увеличена. При этом приходится повышать высоту меньшего объема пропорционально его глубинной протяженности. Примерно таковы же ощущения человека, находящегося в более высоком объеме и смотрящего в сторону меньшего, где однако снижение высот низкого объема менее ощутимо , потому что оно соответствует естественному перспективному сокращению удаляющихся высот и делает более глубоким общее пространственное ощущение. Вообще наличие двух или больших габаритов высот в общем пространстве является чрезвычайно важным моментом решения внутреннего архитектурного пространства. Оно сразу дает человеческому глазу масштаб для понимания пространства, для его психологического восприятия».

«Опыт пребывания в этих помещениях говорит о том, что ощущение большего пространства во многих случаях, в особенности при необходимости сосредоточиться толкает к меньшему, а зрительное ощущение большего пространства из-за пределов меньшего кажется необходимым при возникающей потребности в движении и активности».

М.Я. Гинзбург